• Калинчев

Станислав Ростоцкий. Не расстрелянный два раза.

Орденоносец, фронтовик, режиссер прекрасных фильмов. Он плакал, когда монтировал свой фильм «А зори здесь тихие». И не стал раздувать трагедии, когда эта картина, номинированная на премию «Оскар» не взяла приза. Вернувшись из Америки он сказал: «Ты не представляешь какому фильму мы проиграли? Гениальному фильму!». Эта была картина Бунюэля «Скромное обаяние буржуазии».

Он родился 21 апреля 1922 г. в Рыбинске в семье врача. В пять лет, увидев фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин» он влюбился в кино. В 14 лет он попал на кинопробы к мастеру, а еще через два года пришел к нему со словами: «согласен чистить ботинки, бегать в магазин и мыть посуду, если он будет его учить». На что Сергей Эйзенштейн рассмеялся и сказал, что руки в гуталине пачкать нечего, а если хочешь стать режиссером, то надо много знать. И отправил парнишку читать книги. Дружба Ростоцкого с мастером длилась до конца жизни Эйзенштейна, правда они вместе не занимались режиссурой, а в основном рассуждали на общекультурные вопросы.


После школы Станислав как и любой советский юноша готовился к службе в армии. Он даже по этой причине не поступал в институт. Но на призывной комиссии врачи установили у него болезнь спины, что делало его негодным к строевой службе. Однако, когда началась война это уже не играло значения. Его призвали в феврале 1942 г. и направили для обучения в подготовительный лагерь в Марийской области на станции с названием Сурок. Ростоцкий вспоминал, что условия в которых они там жили, были на порядки хуже чем потом ему давилось испытать на фронте. Им приходилось жить по 300-400 человек в полу-землянках рассчитанных на 100 человек. Все стекла в этих строениях были выбиты, а на улице мороз доходил до 20 градусов. Бывали дни или даже недели, когда им не давали еды. И вот однажды под ночь в их лагере появились люди в кожаных плащах, с маузерами в деревянных кобурах и папахах. Весь личный состав был выведен на плац и построен. Командиров и еще какой-то персонал, который отвечал за жизнеобеспечение части, был выведен перед личным составом. Был ли зачитан приговор или нет, спустя годы он и не помнит, но что они все были прямо тут же перед строем расстреляны, это он помнит.

Благодаря своим навыкам фотографа он был ценным кадром в части. Ему приходилось делать несколько сотен фотокарточек в день. Прям там же проявлять и печатать. Начальство не хотело отпускать его на фронт. Зато Станислав туда рвался. Все раппорты, которые он писал дальше стола его командиров не уходили. А те несколько попыток убежать заканчивались на гауптвахте. Он часто ездил в командировки за фотоматериалом для нужд части. Однажды, когда он с этой оказией был в Москве, он встретил своего товарища, который по нуждам своей части был командирован с передовой. А передовая тогда была у Вязьмы. Недолго думая, Станислав рискнул, нарушить присягу, и поехал не в тыл, а на передовую. За такое дезертирство его могли расстрелять. Его выручил начальник особого отдела, той части, в которой он оказался. Спустя какое-то время, его местопребывание было установлено и на передовую чтобы арестовать дезертира Ростоцкого прибыл офицер. Полковник, возглавлявший особый отдел, вытащил личное дело рядового Ростоцкого, в котором был подшит и путевой лист, с которым он приехал за фотоматериалами тогда в Москву, и на этом листе была надпись: «Арестован и отправлен на передовую».


В феврале 1944 г. он был тяжело ранен. Вот как он пишет об этом в своей автобиографии. «Еще раз вспыхнули ракеты. Вырвали из темноты Дубно. Я увидел стены крепости, церковь, танки, нескольких бойцов и вдруг рядом с собой, несмотря на окружающий грохот, ясно слышу: «Танк!» - и сразу вслед за этим из канонады и рева ночного танкового боя ясно выделился нарастающий звук мотора. Я хотел вскочить, но в это время что-то крепко схватило меня за пятку, и потащила назад. Кто-то рядом громко и ясно произнес: «Готов парень. Отвоевался». Стало обидно и страшно, что бросят. А я ведь жив. Жив или нет? Только дышать трудно, и рука не шевелится и нога. Но надо встать. Встать во чтобы то не стало. Я с трудом оторвался от весенней слякоти, простоял, как мне казалось очень долго, и начал падать, но тут чьи-то руки подхватили меня». В результате нескольких операций Станислав потерял ногу и в августе 1944 г. получил 2 группу инвалидности. Так закончилась его война. И начались студенческие годы в Институте кинематографии в мастерской Григория Козинцева. Одновременно с учебой он работал на картинах киностудии «Ленфильма».

Любопытно, что первые фильмы снятые Ростоцким не просто находили путь к зрителю. Свою первую самостоятельную работу, он снял о проблемах села. В картине был показан весь ужас положения в сельском хозяйстве. На худсовете, когда комиссия смотрела картину, Сергей Герасимов прошептал на ухо: «Стасик, вы что – самоубийца?» Фильм тут же был положен на полку. Зато когда Хрущеву потребовалось проиллюстрировать разруху в сельском хозяйстве, об этом фильме вспомнили. Премьера состоялась на следующий день после 20 съезда партии и прекрасно обличала положение на селе. Другая картина о сельской жизни, тоже не нашла понимания у чиновников от кино. Среди уймы замечаний было даже высказана претензия к песне «Огней так много золотых», за ее аморальность – советская девушка не может любить женатого. Сам фильм был назван клеветой на колхозный строй. Прокат фильма был ограничен. Но восторженные отзывы зрителей, их письма, обращение показать картину сумело переломить ситуацию, и фильм пустили на экран.


Не менее тернист был путь к зрителю и такого фильма как «Доживем до понедельника». Чиновники требовали внести много правок, на которые режиссер не хотел идти. Так же чиновники решили показать фильм делегатам Всесоюзного съезда учителей. С расчетом, что ими картина не будет принята. Но каково было их разочарование, когда после титров, когда в зале зажегся свет, учителя встали и скандировали: «Мо-лод-цы!»

Все фильмы Ростоцкого отличаются глубоким лиризмом и правдой жизни. В 1972 г. он снял один из лучших фильмов о войне. Сумев художественной формой передать, как уживалась любовь, героизм и подвиг. Из чего ковалась победа.

Последние десять лет своей жизни Ростоцкий не снимал картин. Занимался делами кинофестиваля, ветеранами кино и рыбалкой. Он умер в августе 2001 г. по дороге на открытие кинофестиваля «Окно в Европу».


Песня "ОГНЕЙ ТАК МНОГО ЗОЛОТЫХ" из фильма Ростоцкого "Дело было в Пенькове"



Просмотров: 16

© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now