• Калинчев

По дороге до метро

Высокий и худощавый, в слаксах и в кожаной куртке одетой на толстовку с накинутым на голову капюшоном, он стоял уже в лифте. Мать в это время торопливо закрывала дверь квартиры. Чик-чик, попрощался наконец замок. Вздох облегчения и она вышла из этого шести квартирного тамбура. Ехали вниз молча. Женщина средних лет с хорошей фигурой, но уставшим лицом. Она не успела сегодня накраситься, но это ее не портило. Выходя из подъезда, она спросила: «Опять опаздываешь?» «Сегодня ко второй паре» - равнодушно ответил Данил. И они вместе, не договариваясь, пошли до метро пешком. «Тебе надо с ними объясниться» - сказала женщина, не поворачивая головы к сыну. «Да кому это надо, мам?» «Кому, кому? Тебе! Ладно бы только не учился, а хамишь зачем? Ты собираешься колледж заканчивать?» «Кому хамил-то?» - с легким возмущением, не поворачивая головы в сторону матери, поинтересовался парень. «С таким отношением ни чего хорошего не жди. Опять экзамены завалишь, и что тогда? Опять разбираться!» - попыталась упрекнуть его мать. «Не волнуйся, все будет нормально» - ответил машинально парень, что-то по ходу прикидывая в уме.


Мать, как будто не замечая, что сын ее и не слушает, продолжала: «Какая у тебя репутация! Что они там о тебе думают?» И уже почти без надежды добиться от сына ответа, резко сказала: «Приедешь в колледж пойдешь и извинишься». «Никуда не пойду! Плевать всем на эту репутацию. Платим же!» - моментально среагировал Данил, как ему казалось спокойным тоном. «Я плачу, а ты время теряешь!» - сказала женщина с блеснувшей интонацией отчаяния. «Ты повторяешь свою сестру. Ее хоть английский теперь выручает, а у тебя что будет?» Они шли быстрым шагом, не обращая внимания ни на других прохожих, ни на холодный ветер, ни на местами подмороженный тротуар. Повисшую паузу прервала мать. «Ты во сколько сегодня будешь?» «Ну-у-у, как обычно» - протянул Данил, явно что-то прокручивая в голове. Женщина, с той же скрытой надеждой в голосе, попросила: «Объяснись с этим математиком. Это твоя жизнь! Зачем против себя настраиваешь!». Она повернула голову в сторону сына, и чтобы лучше разглядеть его лицо, поправила свои вьющиеся рыжие волосы. Парень все так же шел, смотря вперед, не оборачивая головы. Он со взглядом юнги у штурвала, пытался что-то выглядеть в серой дали. «Да, о чем говорить!? На кой? Что мне этот колледж даст? Ну, закончу? Ну, и что! Какое после будущее? Что мне его преподы!» - слегка повысив тон, с досадой ответил Данил.


Серое будничное утро даже не скрашивало, выбивающееся из облаков солнце. Кто-то спешил на работу, кто-то в магазин, кто-то ковылял в поликлинику или еще, куда по своим бытовым нуждам. Повезло или не повезло, но праздно идущих не было, все были наедине со своими мыслями и делами. Так что, даже если бы этот разговор проходил на повышенных тонах, то вряд ли бы кто из окружающих, обратил на него внимание. «И давно о будущем задумался?» - спросила язвительно женщина и с добавленной к ней горечью, уже раздраженно добавила: «Что же ты о нем в школе не думал? Ты же тоже самое говорил! А сейчас какое будущее хочешь, расскажешь?» Данил выпалил: «Какое, какое, свое!» И не повышая интонации, уверено и энергично продолжил: «Я хочу уехать. Поговорю с отцом, он поможет мне репатриацию оформить». Женщина, не поворачивая головы к сыну, только и ответила: «Жди!» «А что! Это мое будущее! Моя жизнь! Почему он мне мешать будет! Какие у меня тут перспективы!» - эмоционально, но уверенно среагировал Данил. А через пару секунд, уже более ровным голосом добавил: «Ты можешь ему позвонить? Спросить?» Женщина с уверенным разочарованием в голосе ответила: «Могу-то, могу, но толку что! Я и так тебе ответ скажу. Но, ты позвони».


Молча они прошли еще пару минут. До метро уже было метров двести или чуть больше. Народу прибавилось. Кто-то туда, кто-то сюда, суета возрастала. И хотя все также никто не обращал внимания на мать с сыном, идущих своей дорогой, но возрастающий городской гам, уже нарушал ту кулуарность, которая способствовала этому семейному разговору. Но прежде чем спустится под землю, женщина все же предприняла еще одну попытку воспитывать сына. «Ты должен поговорить с математиком и извинится. Ты же ни чего не хочешь делать, а у тебя экзамены через пару месяцев! Ты же не сдашь! Что тогда?» - спокойным и безнадежным тоном спросила женщина. Парень, не менее спокойно, но с уверенным оптимизмом ответил: «Посмотрим! А потом, я все равно в армию собираюсь». «Когда?» - без удивления спросила мать. «Весной». «Ты это уже мне говорил этой весной! И что!» «Ну, ты же сама знаешь, что тогда случилось». Оказавшись на перроне, сын обнял мать и, поцеловав ее, сел в вагон. Ее поезд, в другом направлении пришел следом. По дороге на работу она еще гадала, доехал ли сын до колледжа или же покатил куда-то с такими же оболтусами. Она даже подумала позвонить в учительскую и проверить, но посчитала, что это будет слишком с них. Еще даже на работе, в первые часы, у нее нет, нет, но проскальзывала мысль, чем сейчас занят Данил. Правда, уже идя в соседнее кафе на ланч, ее смеху, эта тревожная мысль не мешала.



Просмотров: 55

© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now