• Калинчев

Полицеонерия

У Заставы Ильича

перекресток стоит в пробке

из машин гудя, фырча,

валит дым, прям как из топки.

Всё стоит, хоть шей, хоть режь

Что случилось в день не летний?

Везет траурный картеж

дядю Степу в путь последний.


Это тот Степан Степанов, тот высокий гражданин,

Родине служивший рьяно, как писал поэт один?

Да, приятель, этот самый умер ветеран Степанов.

Ох, печаль, печаль, печаль! Нет теперь таких, а жаль.

Честный был милиционер настоящий всем пример!

Уважали его люди, доверяли, как себе

За его широкой грудью так спокойно было мне.

Охранял правопорядок добросовестно всегда

Милицейского уклада не позорил никогда

Славил общество «Динамо», голубей в огне спасал.

Глядя на таких Степанов службу каждый уважал!


Все, забудь! Пенсионеры эта уже бита масть.

Нет теперь милиционеров, жизнь другая началась.

Годен Степа лишь с натяжкой, как музейный экспонат

Перебьют и герб на пряжке, чтоб вопросы у ребят

лишние не возникали: «Дядя Степа бы надел

полицейские регалии, как советский милиционер?»

Пережил он идеалы своей умершей страны.

Хоть и был, как мир, он старый, но до гробовой доски

Не сутулился он ростом, на колени не вставал.

Господам было не просто заглянуть ему в глаза.

А теперь забили в ящик непокорного дедка.

Исполинам настоящим меж пигмеев жизнь трудна.

Управлять же проще нами мощи вывесив на столб

прополаскивая память, чтоб не спрашивали в лоб:

Расскажите в чем заслуги полицаев от ментов?

Охраняют эти слуги право чье спокойных снов?


Режет улицу сирена. Сторонись и млад и стар!

С меринов железных пена брызжет прям на тротуар.

Жечь везут гиганта кости. Таких в землю не вкопать.

Теперь будет на погосте дылдой каменной стоять.

В память вымершему племю от начальства два венка.

Внучка привезла на время из Америки сынка.

Полицейские повсюду, голубые маячки

Не дай бог простому люду оказаться на пути.

У процессии несчастья бронированный наряд

По дороге к богу власти расчищают себе ряд.


Пешеходная дорожка. До метро по мостовой

Спешат взрослые и крошки поскорей к себе домой

Мерин в пробке встрепенулся. Прыгнул, прям на тротуар.

Полицейский отвернулся. Номера он эти знал.

А когда решила бэха этот номер повторить

Он сказал, чтобы так ехать надо будет заплатить.


Заливает дождь столицу. Люди, транспорт все плывет.

Светофор трещит, искрится. Кто как может, так и прет.

Полицейский помолился, под плащом перекрестился, и стоит, смиренно ждет,

когда ливень притомится и безмозглая водица путь к ливневочкам найдет.

А пока, ну что, но может – полицейский постовой!

Технику чинить ведь сложно. А потом себе дороже. Светофор – баланс чужой!


В центре города на крыше хулиганят пять ребят

Пьяных крики весь дом слышит, и в полицию звонят.

Час за часом больше смеха. С высоты летит стакан.

Наконец патруль приехал. Полицейский капитан

Подошел со всем нарядом к двери прямо на чердак.

Посмотрел. Сказал: «Порядок. Дверь закрыта, как ни как!»

Вынул фотик, сделал снимки для отчета, как был тут, даже очень и пойдут.

А жильцы свою пластинку: «А поимка, хулиганов, что на весь квартал орут?»

Капитаном от полиции было сказано жильцам:

«Тут конфликты юрисдикций. Земля тут, а небо там!

Крыша, небо, не земля – не работаю там я.

Тут воздушная полиция с Вами нам друзья нужна!»

Жильцы с вытянутыми лицами, спрашивают его тогда:

«Ну, а где такую взять? Как шпану-то с крыши снять!

Капитан очень серьезно отвечает им на то:

«Вам пока еще не поздно надо написать письмо

чтоб министр, очень быстро приказал создать отряд

полицейских из орлят и они в воздушном поле хулиганов переловят».

А пока жильцы стояли, сказанное осознавали

Капитан со всем нарядом уже дальше покатил, потому что получил

Другой вызов, в доме рядом просят навести порядок.


На проспекте режет в шашки всех спортивное авто

За спиной аварий тяжких сосчитать можно легко.

Полицейские машины обложили лихача.

Не вылазя из кабины и мотор не выключа

Парень кожаный от «Прада» ждет гостей к себе в салон

У него для них награды на любой пошив погон.

Есть бумажки как портреты, есть архитектурный ряд

Полицейский чешет ляжку. У него глаза горят

Дед Мороз с мешком гостинцев пойман среди бела дня

У работников полиции каждый день чудес фигня.


Схоронили Стёпу знатно. Столько навезли венков,

Что при жизни небогатой пенсий в несколько годков

Дедушке пенсионеру, бывшему милиционеру обеспечили б легко.

Похоронные манеры украшает салют слов.

Над могилой гремит митинг. Золото погон блестит

«Память Степы сохраним мы» - генерал всем говорит.

Дядя Коля привел внучку попрощаться с постовым,

что когда-то взяв на ручки его маме возвратил.

Но их близко не пустили. Дядя в штатском объяснил:

Если б в списках гостей были, то тогда бы пропустил.

А пока Вы в телевизор митинг можете смотреть.

Отойдите, пропустите тех, кто в списках моих есть.

Не мешайте антрепризе. Дядям в ризах сейчас петь.


Время мерином несется, под ногами дни горят.

В памяти лишь остается, о чем каждый день твердят.

Разрисуют на иконе Дяде Степе новый лик

Сильных мира он прикроет своей грудью от других.



Просмотров: 36

© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now