• Калинчев

Новые приключения Петрова и Васечкина. Лозанна. Глава 6

Пост обновлен 12 нояб. 2018 г.

К следующему адресу они подъехали на велосипедах. Это был не далекий, но все же пригород. С одной стороны, убегающие ввысь зеленые склоны с обрывками леса, а с другой тарелка озера на которой казалось, замерли, редкие водомерки яхт и прочих лодочек. Дорога была пуста, если не считать одной местной спортсменочки, которой видать тяжело давалась эта запоздалая послеполуденная пробежка. Конечно, это был не крымский серпантин, тут можно было и без привалов. Тем более ребята тренированные. Но именно потому, что это не крымский серпантин и ребята действительно были тренированные, они время от времени останавливались и как заправские туристы, открыв рты и тыкая пальцами, рассматривали эту пейзажную живопись. Так они добрались до нужного им дома, вернее до не большой усадьбицы. «Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так».


Проехав мимо нужного им участка и оказавшись выше него, молодые люди в очередной раз остановились, и стали оглядываться и фотографировать. Отсюда они могли видеть тихий и спокойный ландшафт холмистой местности, любоваться безмятежной швейцарской природой. Но не только террасы виноградников, не отцепленные заборами или голубая лазурь неба, нависшая над приозерным городком, привлекла их внимание, но и то, что можно было разглядеть сквозь крону деревьев, на приусадебной территории, интересующего их дома. Одновременно опытным глазом они зафиксировали, что около дома стоит больше машин, чем, если бы в доме был один человек или семья. «Что-то они раньше, чем должны!» - сказал Васечкин, посмотрев на товарища. «Да-а-а. Должны-ы завтра» - протянул Петров и почесал затылок. Васечкина как током ударило, он вспомнил этот жест друга, который еще с начальной школы свидетельствовал, о его озабоченности. Переглянувшись, Петров тут же присел на обочину, и, достав ноутбук, окунулся в бездну цифр. «Если сразу не разберешь, плох он или хорош».



Тем временем, Васечкин стал пристально оглядывать местность, то поднимаясь по дороге вверх дальше, то возвращаясь и спускаясь вниз. Он явно, что-то искал. Для случайного прохожего их туристический тандем, показался бы совершенно естественным. Велосипед, поставленный Васей колесами к верху, с явно болтающейся сбитой цепью, говорил о какой-то серьезной поломке. Сидящей рядом с ним человек, его владелец, ждущий помощи. А разъезжающий по округе Петр, за товарища, ищущего эту помощь. Буквально через 10 минут, Васечкин уже подъехал, к Петрову и сделав знак пальцами, мол, все «ок», сказал: «Тут не далеко, метров 500-600». Петров крутанул руками педали, устанавливая на место цепь и поставив велик на колеса, стал его толкать, идя рядом. Васечкин плыл на своем. «Парня в горы тяни – рискни, не бросай одного его».

«Ты помнишь?» - спросил Петров? «А как же!» - ответил Васечкин. «Да, ты уже тогда доказал, что не трепло» -улыбнулся Петров. «Ну, так! Как меня тогда мельница крутанула, что летел над горами, не хуже Мери Поппинс» - ответил он. «А как из колодца я тебя вытащил и ты зуб на зуб, не попадая у меня перед носом зонтиком крутил, в оруженосцы, записывая, Донки Хот, фигов!» - не сдерживая смех, отозвался Вася. Они бессовестно заржали на всю эту деревушку, ни сколько не заботясь, что их гогот привлечет внимание тихих обитателей, скрывающихся в близлежащих домах. В этот момент они уже были не в этих занудных европейских холмах. Их мысли были уже далеко, на далеких хребтах, где Васечкин бегал от собаки, будя чабана и пугая стадо овец, а Петров вместе со столетним грузином разбирал оползень на дороге. Они шли, чувствуя себя дома. «Может, нас за поворотом ждут великие дела».

За поворотом оказалась телефонная будка, а еще чуть дальше небольшой отельчик и ресторанчик. Они уселись на летней веранде. Петров заказал бутылочку Шасла и какую-то тарелочку с закуской для оттенка. Ресторан был почти пуст. Видать все постояльцы гостиницы разъехались кто по делам кто по экскурсиям. Расположившись за крайним столиком друзья принялись оживленно болтать. Васечкин в своей активной манере объяснял почему красное вино лучше белого. «Значит, дальше будем пить только Пине или Гаме» - безропотно согласился Петров. Между разговором же Васечкин, достав несколько, уже нам знакомых гаджетов, крутил их в руках, что-то настраивая, после чего засунул в нагрудный карман. Петров раскрыл ноутбук, и тоже что-то там выстукивал по панели. Васечкин допил бокал, отсалютовал приятелю двумя пальцами ото лба и, вскочив на велосипед, покатил обратно к вилле. Петров наполнил бокал друга на половину и вернулся в компьютер. «Пусть он в связке с тобой в одной – там поймешь, кто такой».

Бармен, бросавший время от времени взгляд на сидящего за столиком молодого человека, был полностью убежден, что этот юноша, потягивающий вино, и не отрывающийся от своего компьютера, сейчас где-то на Марсе в Дуум3 или на худой конец разбирается с не менее крутыми парнями в жестком мире ГТА. Именно поэтому, он решил лишний раз к нему не подходить. «Если захочет, сам позовет» - думал он. А Васечкин, не доехав несколько метров до усадьбы, притормозил и съехал в кусты. Через несколько секунд он уже вскарабкался на забор. То что периметр не находится под видео наблюдением, он уже просканировал в первый раз, когда проезжал мимо оград. Единственная мысль, которая крутилась у него в голове сейчас, это чтобы не было собак. Он опять на мгновение вспомнил чабана и его пса, которого он обстрелял из рогатки, а тот гонял его по горам. Но на этот раз не улыбка, а холодный пот выступил у него. Откинув сомнения, он спрыгнул на землю. И вот он уже около дома. «Если парень в горах – не ах, если сразу раскис – и вниз».


Июнь 2006 года был удачным в Швейцарии. Хорошее солнце, теплые дни, а небо, если и подергивалось облаками, то исключительно для проформы, чтобы ни местные жители, ни туристы не забывали о наличие этого природного явления. Так что если кто и собирался где-то для деловых встреч, тем более в неформальной обстановке, то старались больше времени проводить на свежем воздухе. Не исключением были и эти международные чиновники от спорта. Они сошлись в доме одного из своих коллег, чтобы обсудить заявочные книги претендентов. Оставалось буквально несколько дней до начала официального заседания исполкома, на котором должно было быть озвучено их решение. Расположившись на открытой террасе, в удобных вязаных креслах они, попивая кофеек, обменивались впечатлениями о претендентах. Петр, тише ветра проскользнул к беседке и как можно ближе зафиксировал гаджет. После чего, он, не переставая думать о собаках, и чувствуя холодный пот, непривычный доселе в его практике, просочился в дом и разместил еще пару гаджетов. В одной комнате, выбрав наиболее оптимальное место для устройства и только приступив к его установке, он вдруг замер. Непроизвольно окинув комнату взором и не увидев ни чего подозрительного, он переступил с ноги на ногу и пересчитал в уме взятые с собой гаджеты. Так же мысленно он пробежался по только что установленным комнатам, где их установил. После чего, выждав мгновение, он прощупал место, выбранное им для установки, еще раз. Озабоченная гримаса не сошла с его лица. Тогда он решил перепроверить пятое чувство первым. Каково же было его изумление, когда он увидел на этом «идеальном» месте для устройства, уже установленный чей-то гаджет. Васечкин медленно наклонился и изучил прибор. Марка, производитель, все было знакомо. Отложив ответы на после, он установил свой блок и, оглядываясь, в ожидании собак, был таков. «Если он не скулил, не ныл, пусть он хмур был и зол, но шел».


Вернувшись в ресторанчик и сев за стол, он рассказал Петрову о находке. Вывод был однозначен. Они не одни. Но кто же их таинственные коллеги. По фирме производителю, тут вряд ли можно было выйти на них. Все лучшие конторы мира отоваривались с этого конвейера. Да и устраивать засаду было бессмысленно. Так что оставалось пока что только насторожиться, повысив бдительность. Васечкин хлебнул винца, и чтобы чуток скрасить белое, позвал гарсона, заказать шоколадное мороженое. «Слушай, надо этого бармена прощупать. Что-то он пялится часто» - сказал Петя, после того как ему принесли десерт. «Да брось, то обычный красавчик в поисках друзей. Смотри опять корову с быком не перепутай» - ответил, ухмыляясь, Вася. «Ты бы лучше подумал, как и где транслятор зафигачить» - добавил он, не отрывая взгляда от ноутбука и доставая из рюкзака наушники. «Вверх таких не берут и тут про таких не поют».

«Хорошо слышно» - сказал Петров, поправляя в ухе наушник. Пока он внимательно вслушивался в разговор, Васечкин с аппетитом поглощал свой Мовенпик и смотрел на Петрова с озорной улыбкой. Это было непроизвольно вырывающийся отголосок захлестнувшей его последние дни ностальгии. Он уже не помнил, когда это началось, с выхода из самолета или встречи у часов, но волей неволей все что он делал последние сутки, он примерял к тому далекому времени, когда они с Петровым не давали житья своей первой классной Инне Андреевне и когда сбегали из пионерлагеря свершать свои первые подвиги. Вот и сейчас, облизывая ложечку с остатками мороженного он чувствовал, что никогда, ничего вкуснее не ел. Только вряд ли бы он сейчас сказал, вкус ли это швейцарского мороженного или вкус того, что он ел с Петровым «сто лет назад», гуляя по бульварам или залам Детского Мира. «А когда ты упал со скал, он стонал, но держал».


«Да вон, у будки столб видишь, туда и установлю» - сказал Васечкин невозмутимо, указывая головой на стоящий метрах в ста фонарный столб, с каким-то ящиком на макушке. «Ночью возвращаться? А ты уверен, что тут гулянки до утра не будет? Поговорить, что ль с барменом?» - с сомнением выдал Петров. «Нет, нет», - поспешил осадить его Петя. «Сейчас все нарисуем», и он стал оглядываться вокруг, кого-то выискивая. «Ты это, только никого не спасай, а то, как с горноспасателями будет» - сказал Петров, не скрывая иронии. Но Васечкин его уже не слышал. Он, встав, направился к другой стороне этой безмятежной площади. Там он скрылся за дверьми какого-то магазинчика. Петров напрягся. Он разом вспомнил все эти Васечкины отлучки на «минуточку», которые порой переворачивали жизнь навсегда. Но внешне Петров, оставался, так же не возмутим. И бармен, продолжавший бросать на него, время от времени взгляды, никогда бы не предположил, что тот внимательно вслушивается в разговор, происходящий тут недалёко на вилле, а не «режется» в ГТА или Дуум3. «Говорят, что нам не повезло, в том, что время рыцарей прошло, что исчезли смелость и отвага».

«Началось» - пронзила насквозь все тело Петрова отчаянная мысль. Из дверей магазинчика вышел Васечкин, держа под руку какую-то длинноногую блондинку. За ними вышло еще несколько человек. Васечкин, крича на всю улицу, возвестил, что Лара, так звали девушку рядом с ним, обещала подарить ему поцелуй, если он залезет на фонарный столб. Петя, то жестикулировал, то обнимал прекрасную незнакомку, зазывая любопытных на площадь. Публика не заставила себя ждать. И уже через несколько минут, этот вялый швейцарский пятачок, превратился в оживленную венецианскую Сан-Марко. Петрову ничего не оставалось, как вместе со всеми, последовать за Васечкиным. Петя, смотря сквозь толпу, подмигнул Васе, и ухватившись за столб, как заправский африканец за пальму, начал карабкаться вверх. Крики, визги и аплодисменты сопровождали его до вершины. Когда же он, держась ногами и одной рукой за столб, стал размахивать второй, публика перешла в неистовую овацию. На вершине столба, Петя «откалывал» разные фигуры высшего пилотажа несколько минут. И все это время зритель неистовствовал. Когда же он спустился, и стал взимать проспоренный долг, площадь взорвалась криками восторга, возбужденная горящим поцелуем молодых людей. «Если шел за тобой, как в бой, на вершине стоял хмельной».


Минут через десять, пятнадцать все стало успокаиваться. Петров вернулся за столик, допить оставшееся в бокале вино. Бармен за свою стойку, а набежавшие зеваки, кто, пропустив бокальчик, кто чашечку, кто просто так рассосались по своим делам. Васечкин стоял возле магазина, о чем-то беседуя с Ларой. Оба смеялись, подогревая атмосферу еще неостывшим поцелуем. Но Васечкин не терял из виду Петрова. И поэтому когда тот, расплатившись, встал и пошел к бармену, Васечкин быстро свернул разговор с девицей и вернулся за свой столик. Тем временем Петров купив, две бутылки простой воды, и повернувшись к Васечкину, обратился к нему: «Ну как, в казино?» Хотя Васечкин так и не уяснил себе, из вчерашних объяснений друга, что им делать в этом совсем не казиношном казино, но с готовностью встав, направился тоже к велосипеду. «Значит – как на себя самого, положись на него».






Просмотров: 0

© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now