© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
  • Калинчев

Есенин, его жена и московская охранка

В 1912 г. после окончания церковной школы Сергей Есенин переехал в Москву. Первая его работа в первопрестольной была в мясной лавке вместе с отцом. Лавка находилась в доме ее хозяина. В Большом Строченовском переулке, что в Замоскворечье. Вот как описывался этот дом в «Деле московской городской управы» -

«По переулку деревянный двухэтажный дом с таковою же во дворе пристройкой для сеней и принадлежностей».

Во дворе этого дома было четыре жилых строения. В одном из них на первом этаже и жил молодой поэт. Условия были не барские. Квартирка из трех комнат, около 28 м2. При этом помимо отца с сыном в квартире жили еще соседи. Сергей недолго проработал на побегушках лавочника.

Зато в Замоскворечье он расстался со своей детской наивностью. Он впитал идеалы улицы. Именно там он понял: «Если не был бы я поэтом, то, наверное, был мошенник и вор». Уже в том же году он переходит работать в контору книгоиздательства «Культура», что располагалась на малой Дмитровке дом 1. Именно там он включился в политическую жизнь. Уже весной 1913 г. распространял среди рабочих социал-демократический журнал «Огни».

Поступив на работу в типографию товарищества И.Д. Сытина, располагавшуюся на Пятницкой, Есенин попал в поле зрения московского охранного отделения. В дневнике наружного наблюдения за Есениным 1913 г. записана его кличка – «Набор», возраст – 19 л. И полные ФИО: Есенин Сергей Александрович. Одно время за Есениным следили основательно.

«В 7 час. 20 мин. Утр. Вышел из дому, отправился на работу в типографию Сытина с Валовой ул. В 12 час.30 мин. Дня вышел на улицу с работы, пошел домой на обед. Пробыл 1 час 10 мин., вышел, вернулся на работу. В 6 час. 10 мин. Вечера вышел с работы типографии Сытина, вернулся домой. В 7 час. Вечера вышел из дому, пошел в колониальную и мясную лавку Крылова в своем доме, пробыл 10 мин., вышел, вернулся домой. В 9 час. 10 мин., вышел из дому, пошел вторично в упомянутую лавку, где торгует отец, пробыл 20 мин., то есть до 9 час. 30 мин. веч., и вместе с отцом вернулся домой».

Несколько месяцев за Есениным неотступно следили. Куда, с кем, зачем. В записях «охранки» фиксировалось, с какими свертками он выходил и входил. Размеры свёртков. Как были упакованы и чем завязаны. Помимо слежки производился и обыск квартиры, в которой жил поэт. Видно насколько плотно шпики занимались Есениным. Этот интерес был связан отнюдь не с его деятельностью по распространению подпольной литературы или посещением митингов и демонстраций. Этим занимались многие. Есенин был одним из 50 «сознательных Замоскворецких рабочих», поставивших свои подписи под письмом депутатам-большевикам Государственной думы резко осуждая антиленинскую позицию газеты «Луч».

Именно из-за этой подписи на протяжении нескольких месяцев «охранка» не отлипала от Есенина. Письмо должно было быть напечатанным в газете «Правда», но вместо этого попало к полицейским. А в охранку оно попала через одного депутата большевика-провокатора - Малиновского. Да и все рабочие сытинцы были не на хорошем счету в полицейской части. Судя по отчетам тех же самых шпиков. Рабочие были организованы. Дружно участвовали в забастовках. По первому сигналу собиралась во дворе до 1000 человек. Пели песни. Призывали к братской солидарности. И наверняка Есенин не пропускал такие эмоциональные мероприятия.

Шпионя за Есениным шпики, фиксировали и людей, с которыми он контактировал. Так есть запись как филеры (шпики) выследили будущую жену Есенина – Анну Романовну Изрядову. Вот что в журнале слежки можно найти за год до свадьбы.

«В 9 час. 45 мин. вечера, вышел из дому с неизвестной барынькой. Дойдя до Валовой ул. Постоял 5 мин., расстались. «Набор» вернулся домой, а неизвестная барынька села в трамвай, на Смоленском бульваре слезла, пошла в дом Гиппиюс с Дворцового проезда, пошла в среднюю парадную красного флигера №20 с Теплого пер. во дворе флигер правая сторона квар. В среднем парад, в низ на лево, где и оставлена; кличка будет ей «Доска».

«Барыньку» вычислили в течении пару недель, передав приметы надзирателю Хамовнической части. Но и для Есенина не было секретом, что за ним следят. Вот как он писал об этом знакомому: «Ты просишь рассказать тебе, что со мной произошло….я зарегистрирован в числе всех профессионалистов…..у меня был обыск, но все пока обошлось. Вот и все». А заря, лениво/Обходя кругом,/Обсыпает ветки/Новым серебром.

Просмотров: 19
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now