• Калинчев

До Сербии добрались, а в Москве все песни поют

Пока нам государевы мужи российские поют песни о том, что через сорок лет сила и власть великих и могучих Содеянных Штатов Америки канет в небытие. Пока у нас в кабинетах наиглавнейших и наиважнейших собирают всех министров и прочую знать для бойкого обсуждения способов эффективной реализации национальных проектов. Пока нам простым обывателям искренне хочется верить, что участники этих совещаний тоже верят, что что-то у них получится, а не как некоторые уже отмазки для подстраховки в народ бросают. Что не они будут виноваты, что ничего не вышло, а мировой кризис – мерзавец. Пока в России тасуют губернаторов, стараясь методом проб и ошибок подобрать менее вороватого и более компетентного, а в идеале еще, чтобы на практике, а не на словах, что впрочем, совсем не реально и Родину любил больше чем деньги. Пока, пока, пока у нас эти и прочие пока, там господа из Америки медленно и неуклонно расширяют ареал демократичного мира образца 21 века. «А Васька слушает и ест».


Вот уже целый сезон идет в Сербии протестный процесс против действующего президента А. Вучича, который как впрочем, и его венгерский коллега, не отвечает стандартам бойко марширующей по планете американской демократии. В этом, наверное, какая-то метафизика географии. Ведь если скидывать действующую власть в странах Африки и Ближнего Востока начинают по весне. Как солнышко новое проснется, то в странах бывших народных демократий и различных оттенков неудавшегося социализма, эти процессы начинаются по зиме. Как правило, с наступлением холодов все начинает внутри бурлить, а ближе к моменту набухания почек все и случается. Вот и в Сербии с ноября месяца, с тех самых пор, как местный Навальный показал окровавленный ворот своей рубашки и призвал, не становится страной «кровавых рубашек», был запущен процесс Белградского Майдана. И не отклоняясь от графика уже к началу весны, действия перешли в активную фазу. Вчера штурмовали телевиденье и пытались заблокировать президента. Но не хватает в Сербии тех рьяных украинских боевиков, что могли бы взять на себя уличную работу. Так что останется сербским борцам за демократию, только как венесуэльским оппозиционерам призывать помощь из главного штаба. Чем закончится Майдан по-сербски скоро и узнаем.

Майдан же классический, это инструмент тиражирующий политическую франшизу, внедряющую один из самых прогрессивных на сегодня способов государственного управления. Эти новые стандарты управления странами и континентами основаны на ультрасовременной технологии, запатентованной американцами демократии. При этом надо отметить, что пользователю самой этой бизнес-модели не передается по договору ноу-хау функционирования этой технологии. Так что ни какие модернизации суверенного государства и демократических институтов, пользующих это государство без ведома и участия головного офиса невозможны. Так что, не смотря на все международные плюсы, пользователи этой американской мечты в еще более бесправном положении, чем любой хозяин самой публичной и раскрученной в мире американской франшизы «McDonald’s». Владельцы «McDonald’s» на Пушкинской или еще где, так же как какой-нибудь новоявленный хозяин «Шоколадницы» имеет полное право сам решать, кого обслуживать или нет в своих кофешках. В данном случае франчайзеру не приходит в голову указывать хозяину забегаловки обслуживать им корейцев или нет, или еще кого. Другое дело у пользователей американской мечты. К ним постоянно приходят подобного рода директивы.


Хотя если сравнивать по Гамбургскому счету, то и разница не настолько велика. Ведь что у McDonald’s, что у американской демократии цели идентичны - наполнять банки дядей Скруджа и Сэма. А на эту мелочь, как свобода воли или то же самое в ракурсе национальных интересов и социальной справедливости – тьфу два раза и растереть, когда дело идет о чистом золоте. Не отступая от этого же Гамбургского счета, можно сказать, что и в формальных признаках между этими франшизами не такая уж разница. У «зависимой демократии», как бы назвали кремлевские политтехнологи американскую франшизу, те же что и в «Шоколаднице» паушальные, роялти и прочие денежные отношения. Разница только в одном. Помимо регулярного денежного оброка, так же как и хозяин уличного фаст-фуда, пользователь американской демократии еще должен закладывать в центральный офис на хранение свою свободу. Так что пользователи франшизы от ломбарда «Большое яблоко» обязуются полностью выполнять указания, которые будут им поступать из штата Чинуков (индейский народ, обитавший когда-то в США). А за ослушание, главных менеджеров того или иного филиала меняют на раз. И меняют публично, чтоб ни кому повадно не было и по тем же самым отработанным технологиям, за которыми на просторах бывшего Советского союза закрепилось название Майдан.

А Вы как считаете чем закончатся уличные беспорядки?



© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now