• Калинчев

Городничий


Юлой планета вертится

По мордам бьют ветра

Границы княжеств чертятся

Тем, чья стальней рука.



Широтами, долготами,

Сетями глобус жмут.

Выдавливая квотами

Всё, что живится тут.

Эй, тучка прихмелевшая!

Эй, баба с мужичком!

Ты в шкалик опресневшая!

А, Вы, лишь винт с болтом.




Куда не плюнь, всё скучено

Нет мест живых от стран.

А тут в лесах не вздрючено

Раскинулась одна

Держава стародавняя

Сопит на свойский лад.

У князя власть бескрайняя

Посад…, не город – сад!

Народ духовно тянется,

Когда кнутом не бьют

Дают покушать пряники,

Горячего нальют.

Всё как везде на шарике,

На нашем голубом,

Здесь больше лишь органики

Да и масштаб во всём.



Однажды в Кремле вечером

Приём устроил князь.

Все в царстве властью мечены

Гуляли себе всласть.

На троне наше солнышко

Взирает на вельмож

У всех у них на дондышке

Надежда, смотрит мож

Он на меня любимого

Счас, счас, и позовёт

И жизнь тогда счастливая

Рванёт ещё на взлёт…

Но никого не жаловал

Владыка в этот раз.

Винишком себя баловал,

Швырял нож в ананас.

Скучал, тут без диковины

Среди своих друзей.

Вдруг, в ор: «Что за хреновина,

Заморских нет гостей?»

И кулачком как хряснул,

Дубовому столу

И то без слов всё ясно.

Министр сказал вслух:

«Отец наш справедливейший,

Не рви на барабан.

В наш город-сад красивейший

Не едет басурман.



Им души по генетике

Прочистил нано бес

Настроив человейники

Все молятся в прогресс.

А нашим царством брезгуют

Проклятием грозят!

Считают, что полезные

Продукты с нас лишь взять!

Плодят брехню ужасную

О нашем житии.

Твердят, что все тут пьянствуют,

Причём не на свои.

Что тут наглы прислужники

В гостиницах бардак.

На улицах все нужники

Коряво носят фрак».

Вздохнул князь опечалено.

И рявкнул в тишине:

«Ну, что сидите вялено

За вас работать мне?

Чтоб в Новый год на площади

Сосед был тот и эт.

А, я подкину грошики

Чтоб сладить марафет».



Сказал и взглядом рыскает,

Кому-то повезёт.

Часы на Спасской тикают,

Князь мерно под их счёт

Вращает в пальцах ножичек,

Всех в зале ворожа.

«По-ди сю-да Серё-жень-ка»

Ткнул кончиком ножа

В соболий полушубочек.

Тот невзначай икнул,

Вскочил как при побудочке,

В волненье, грохнув стул.

Спешит сибирский дяденька

Один из воевод.

«Изволите, что батенька…?»

С поклоном смотрит в рот.

«Поставлю тебя старостой,

На этой вот земле.

Надеюсь, что ты справишься,

Иначе быть беде…

Тебе».

А сам нож в блюдо дичи

Воткнул, сидит, жуёт,

А новый городничий

Поглаживал живот.



О новом градоначальнике

Всего лишь пару строк

Портрет то не буквальненький

Абстрактный образок.

Мужчина он был видный

Седые волоса

К тому ж жених завидный

Мог делать чудеса.

Конечно луну с неба

Он бы не смог достать,

А вот из грязи хлеба

Сколь хошь напродавать.

При всём человек хороший

Готов делу служить.

Ну, любит всем сердцем гроши

Другое предложи…

К тому ж он администратор

От пяток до ушей.

Сел генерал-губернатор

В усадьбу Чернышей.



Наутро в резиденции

Московский генерал

Всех меря по потенции

Наделы раздавал.

Тому отдал на откупы

Услуги ЖКХа

Тому торговлю водкою,

Тому под снос цеха.

А на планёрке пятничной,

Он с каждого брал взнос.

Ведь воскресеньем праздничным,

Его в Кремле ждёт босс.

Там робко на коленочках

На сердце лить нектар:

«Спаситель, на тарелочке

Прими холопий дар».

А в благодарность ужин,

Но между тем вопрос:

«Ты помнишь, что жемчужин

За месяц не донёс?»

«Да, да отец родимый,

Ты только не серчай!

Следят простолюдины

Кладём, что даже в чай!

Дай сроку солнце ясное

Алмазами тебе

Мы небо буржуазное

Всё замостим в стране.

А чтоб в трудах не париться

Накупим фирмачей,

А, что? И так кошмарится

Народ страны своей.

К тому же ветер хлёсткий,

Свистит вынь да положь,

А то на перекрёстке,

Сам попадёшь под нож.


Так что читатель радуйся,

Надежды пей мираж,

Попы нацедят градусы

Вливая в души блажь.



Усердно городничий

Справлял царёв наказ

Чепуря град столичный

Чуземцам на показ.

Так импортным бульдозером

Из сада скроил парк.

Залил бетоном озеро,

Засунул метр в ярд,

Под брендовые выточки

Створил всё молодца.

Дорожки теперь плиточки

Гирляндой деревца.

Избушки самобытные,

В слободках обнулил.

Каркасы монолитные

Повсюду надрочил.

Кривые переулочки

Теперь без настольжи,

Бетонные фигурочки

Их топчет крутой джип.

Причёсан лик столичный

Под модный клуб ночной,

На мой же взгляд циничный -

Продешевил, родной!



А время с прибаутками

Бим-бом у кошки дом…

Год, слипшимися сутками

Скатился в снежный ком!

Давно не мёрзнет Яуза

Работа будто зря.

Никто на Санта-Клауса

Не поздравлял царя!

Соцсети его банили

И это…, полбеды.

Монарху в душу гадили,

Вот чем они подлы.

С ним не хотят под ёлочкой

Водить единый круг

Плюют бесстыдно сволочи

На весь его потуг.



Сидит в Кремле наш батюшка

Стол ломится от яств,

Жуёт кусок оладушка…

- Эх, дружба не далась….


А знать сопит за дверцею

Внимая каждый пук.

Кому-то преференции

Перепадут, а вдруг…?

- Ну, хватит там…, Вы олухи!!

Все на совет, ко мне!

Сановники, астрологи

Ввалились из фойе.

Толпятся в дверях боязно

Друг, дружку пхая в бок,

-Чего Вы ждёте, поезда?

Васёк, давай свисток.

Ожились ножки ватные

Расселся госсовет.

И колпаки горлатные

Застлали белый свет.

- Притихли что, голубчики?

Воскликнул князь глотнув,

И закусил огурчиком

Не добрый взгляд метнув.

- Решили валять дурочку

Мне тут на Новый год?

Вмиг научу петь Мурочку

Всех за казённый счёт!

Что гости чужеземные

К нам не суют носы?

Плюёте чтоль презренные

Приказы на мои?



Вельможи скрепят лавками,

Попы бубнят мольбы.

Вдруг дед штаны заплатками

Обтёр рукой усы.

Кряхтя на стол вскарабкался

- О, славный государь,

С тобой дитём я цацкался,

Ты, помнишь эту старь?

- О, да, мой верный Муромец,

То были времена,

Великими натурами

Вся славилась страна!

- О, князь, сердцами львиными

Не оскудел наш дух!

- Старик, живёшь былинами,

С себя сгонял бы мух…

Теперь людей не жалуют,

Огромное число.

В цене теперь, пожалуй,

Лишь техно, да бабло.

- А вы, что дьяки думные

Мозгов, чтоль тоже нет?

Пустили полоумного

На княжеский совет!

Что лепите слюнтяйские

Мне слёзы стариков,

Чтоб сделали на майские

Мне праздник языков!»

Сказал и ножкой топнул

Как будто жахнул гром

Старик какой-то сдохнул,

Князь вышел из хором.



Сидят бояре чванные

Застыл на стенке Лик.

- Что делать православные?

Пронзил истошный крик.

И тут весенним паводком

Загромыхали льды.

Все в зале споря с дьяволом

Открыли разом рты.

Эх, дума…, слуги царские

Как дыбу избежать.

Расстроить в деньки майские

Царя нельзя опять!

От страха мысли дяденек

Гвоздями бьют в виски.

Пот заливает валенки

Не то, что там портки…

Меж мужиков зашаркала

Курносая с косой

То там, то тут нахаркала

Своей гнилой слюной.


Лбы барские наморщены,

Стол ломится от блюд.

За княжим столом спорщики

Хотя б живот набьют.

А день не ждёт…, за солнышком

Бежит, прям наутёк.

Идей нет…, ну, ни зёрнышка,

Да, выпит весь чаёк.



Вдруг гаркнул городничий:

- Ура, мы спасены!

Обвёл зал взглядом зычным,

В глазах читал мольбы.

- Ну, не томи Серёга,

Что делать говори?

А он как в школе йога

Спокойный весь внутри.

- Всё проще репы пареной

Нам будет благодать!

Пусть челядь станут барины

В туристов наряжать.

А тех, кто расторопнее

На курс языковой.

Планеты всей европнее

Мы будем уж весной!


Что началось тут граждане

Словами не сказать

На шубах мосье важные

Пошли вовсю плясать.

Купцы, бояре, клирики

Вновь под ногами твердь!

Страх, говорят эмпирики –

Разжиженная смерть.


С утра уж служки бегают.

Мэр вразумляет дур:

- Чумазых мыть как следует

И делать педикюр!

Пыхтят исправно гномики

Клич, выбив на спине -

«Потёмкинские домики

Построим на луне!»

А князь в светёлке мается

Лишь развлекает шут.

Тик-так день приближается

Заветный Мир! Май! Труд!


Настал! Куранты бьют!




Князь при параде следует

По улицам Москвы

Повсюду люд неведомый

Их речи не ясны.

А улицы наряжаны,

Аж на лотках еда

Ликует душа княжея

Погода хоть куда.

Решил на перекрёсточке

Кортеж царь тормознуть

Размять немного косточки,

С народом тусануть.

И, между прочим, дамочке

Отвесил комплимент.

На щёчках её ямочки.

Ой…, выдал вдруг акцент.

Понятно…, подозрительно…

- Она что говорит?

Спросил князь заместителя

Скривив невинный вид.

На князя глядя искоса

Зам ляпнул наугад.

- Хвалила Ваши фикусы…

А мысль: «Прикрыл ли зад?»

Князь хмыкнул как-то зыблемо

Стал голос отрешён:

- Читал, когда-то в Библии я

Про город Вавилон…

Вскочил в ландо, уставился

В открытое окно.

- Он языками славился,

У них там не прошло…

Цок, языком задумчиво.

Взгляд снова страшноват

- Достались мне безумчики

Хитрят всё невпопад….

- Водила! Поворачивай

Домой, всё ясно мне.

Там выясним, как обманчивы

Дела у нас в стране.

В салоне висит пауза

Эскорт ушёл в астрал

На набережной Яузы

Гудит интернационал.

Опять всей свите холодно

Курноса-я…! Ты ту-у-т?

Изводят мысли – оводы:

«Помилуют, убьют?»

Колёса по брусчаточке,

Врата Кремля близки.

Играют в переглядочки

Дорогой мужички.

Все тычут в городничего.

Авось Бог не продаст.

Получит зуботычины

Один энтузиаст.



Чины прижались к стеночкам

Всё тот кремлёвский зал

У трона на коленочках

Губернский генерал.

«Опять чудишь Сереженька…

Ты прямо Галилей!

А, ваши парни роженьки

Вообще камней страшней.

У вас простая ж деятельность

Указки выполнять.

А Вы всё в самодеятельность

Как бошки ж Вам не рвать...»



Ревёт душа монаршая

Гнев князю дыбит грудь.

Картинка право страшная

Вгоняет дворню в жуть.


Меж тем в углу вельможи

Не разжимая губ

Делили с плеч Серёжин,

Сползающий тулуп.

- Я о тебе замолвлю,

То шёпот одного.

- Поставишь на торговлю

Холопа моего.

- Угу.

В другое ухо

Сцедил архиерей:

- Поможем мы, братуха,

Коль дашь на сто церквей.

- Ну, ладно, горе-живчики

Князь раскрутил пращу.

Застыли все по выточке.

- В честь праздника прощу.

Вдрызг камушком прицельно

Фарфоровый горшок.

В углу далёком шельма

Другую, тычет в бок.

- Не повезло сегодня…

- Ему-то повезло…

Чем проще преисподняя?

Тем – там всё за бабло.



Ну, хватит там шушукаться

Сказал князь, щуря глаз.

Вы волю мою слушайте,

Вот новый Вам Наказ.

«Во измененье имиджа

И чтобы стать Руси

С заморьем побратимее

Нам надо зацвести!»

Собравшиеся охнули,

Но каждый зубы сжал.

Сердца у многих ёкнули.

Меж тем князь продолжал:

«Отсюда повеление

Для всей страны обет,

Чтоб ели все пельмени

Лишь красив в семицвет».

Князь смолк и взор пытливый

Ощупывает знать

«Ну, что. Инициативы

Хочу я Ваши знать!

А то начнёте снова

Бог весь, что городить».

Сидят мужи пунцовы.

«А, ну ка, говорить!»

И вздрогнули тарелки

Под жезлом треснул пол.

Один сразу по стенке

Тихо-о-о-нечко так сполз.



Застывшее безмолвие

Секунду тянет в час

Все в ожиданье молнии

Сидят, в штаны мочась.

Уже запахло мухами

Как дяденька один

Встав, в ноги князю бухает:

«О, мудрый властелин!

Мы перестроим фабрики

Рассцветим всю еду

С копытами и с жабрами

В цвет радуги пойдут.

Но разреши опальному…

Идейку я поймал,

Она конгениальная…»

Читатель, ты догнал,

Что это городничай

Побасенки герой.

«Страну мы возвеличим»

Пел генерал с Тверской

«Делов нам на копейки

На миллиарды прок

Бомонд весь европейский

Нас примет в свой кружок».

Князь, слушая, взял палицу,

Сказал, идя к окну:

«Кончай дружок бахвалиться»

Гутарь по существу»

«Прости князь дурня рьяного,

От счастья ум плывёт,

Ведь возле Вас как пьяный я

Язык всё выдаёт.

Коль надо, чтоб славу Вашу

Олимп в заморье чтил

Смените в Кремле цвет башен

На кул Ириды стиль».

Смолк, а мураши на коже

Ответа князя ждут.

«Ну, ты и выдумщик Серёжа,

Фамилия твоя не Брут?»

Мурашки похолодели

Лизнула спину дрожь.

Присутствующие глядели

Метнёт, иль нет князь нож.

Но прокапала минутка

Князь сел, нос почесал.

Застыли все на старте будто

Судьбы не слыша залп.

Князь хмыкнул в знак сомнения

«Быть может как вариант…

Людей узнать бы мнение…,

А я ж всегда гарант».

На лавках шёпот ёрзает:

«Отец, лишь укажи…

Затравим псами борзыми

Мутя правду во лжи».

«Но, но, не так ретиво

Всем знать, - я демократ».

Князь смочил глотку пивом.

«Хотя усердью рад.

Но, хватит пустых гимнов.

Трёп, как жена скопцу».

Все встали тут же смирно,

Застыв как на плацу.




Князь зашагал пред строем,

Сжав руки за спиной.

Взгляд измерял героев

Так рвущихся все в бой.

В безмолвье остановился,

Пройдя вперёд-назад:

«Ребят, чтобы наш план сбылся

Не пожалею трат».

Волною вдохновенья

Накрыло в зале всех.

Такое возбужденье

Сравни таких утех,

Как знойным июлем в реку

Под горку голышом

Маша руками со смехом

Нестись забыв о всём.

Но романтику отплюнем

Тут жизненный футбол.

Тут прожигают слюни

Дубовый княжий пол.



А он, Ну ОН – владыка

Всея, моя Руси

По-братски моргнув Лику

Срядил - тому еси.

Пошёл чревовещая,

Глуша чеканный шаг:

«Ошибки мы прощаем,

Предательство никак».

По ходу остановился

Рука в сапог к бичу

- Серёжа, ты повинился…

Похлопал по плечу.

«Есть мысли как дело справить…?

Вдруг смех вбил в князя клин

Сквозь гогот, он добавил.

- Активный ты гражданин…

- О, да наш отец заступник

Ответил седовлас.

- Теперь нам портал доступен

Намутим мненьем масс.

Слегка только намекните

Мне тут на берегу

Какой цвет Кремля хотите

А я уж всё смогу.



Князь почесался томно

- Пока не шебурши.

Алмазы должен, помнишь…?

К обедне притащи.

Там и ответ получишь

Наутро мудрёней.

Ну, что стоите кучей

Все по домам быстрей.

Князь повернулся резко

Рукой махнув, исчез.

А следом в дверях тесно

Друг через друга лез.


Положено морали

В финале выводить

Но польза от них едва ли

Коль так и дальше жить.






Просмотров: 15Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все