• Калинчев

Владимир Мотыль. Слава, признание и гениальные фильмы наперекор судьбе

И тогда Чухрай прочистил мне мозги: «Берись! Черт бы тебя побрал, ты что, ты же под запретом, тебе никто не даст постановку, кроме нашей независимой экспериментальной студии». Так через силу заставили Владимира Мотыля взяться за работу над сценарием, от которого отказались все, все сколько-то заметные режиссеры. Отказались потому, что сценарий был примитивный и без изюминки. Мотылю ни чего не оставалась, как все переработать. Так рождался самый любимый в стране фильм – «Белое солнце пустыни». Воля случая подобрала именно тех артистов, которые наиболее ярко сумели передать образы своих героев. Утвержденный на главную роль красноармейца Сухова Георгий Юматов, в драке повреждает себе лицо и вместо него снимается Анатолий Кузнецов. На роль Верещагина, от первоначального варианта которого ни чего не осталось, она написана по новому, просится гениальный Павел Луспекаев. Все съемки происходят на натуре. Все декорации строились силами группы. Вся атмосфера, жизнь съемочной группы была пропитана настоящим приключением. Именно таким, каким должен был быть советский вестерн. Все это по капельке стало составной частью этого кино. Но, несмотря на все это картина не понравилась кинематографическому руководству. Да и репутация Владимира Мотыля, сложившаяся к этому времени как «неблагонадежного» режиссера не помогала. Картину положили на полку. Только благодаря случаю, удалось организовать закрытый просмотр для Брежнева, который пришел в восторг от фильма. Это и решило его судьбу. Но и тут руководство советского кино, которое недолюбливало Мотыля присвоило картине 2-ю категорию, сузив аудиторию широко экрана.


Вообще все картины, за которые брался Владимир Яковлевич Мотыль, он пропускал через себя. Именно поэтому они никогда не оставляли зрителя равнодушным. Он наполнял их душой. Может быть слово одухотворял это слишком громко, но то что он умел передавать настроения, интонации, это бес сомнения. Герои его картин трогали, они заставляли себе сопереживать. Его путь в кино был не прост, но даже когда в нем признали мастера, его не переставали преследовать. Он был самостоятелен и не хотел подчиняться ни чиновникам кино, ни партийным функционерам. Так после фильма «Женя, Женечка и Катюша», который он снимал по собственному сценарию, написанному совместно с Булатом Окуджавой, гнев властей был таков, что его отлучили от кино, запретив снимать. Зампред Госкино Баскаков отчитывая Мотыля за фильм, сказал: «Пока я на этом посту, вы больше работать не будите», на что получил ответ: «Буду». Только благодаря адмиралу, возглавлявший комиссию политуправления армии и флота, который со словами: ..если мы будим так рассуждать, то искусство вообще уничтожим», картину увидел зритель, правда мизерным тиражом.

Ни одна картина Владимира Мотыля не давалась ему легко. От первой «Дети Памира», до последней «Багровый цвет снегопада». Ему все время приходилось что-то преодолевать. Его товарищи в шутку говорили: «Стойкость Мотыля может сравниться только с Днепрогэсом». И он преодолевал. В советское время равнодушие и косность чиновников. После развала Союза отсутствие денег и безразличие тех же самых чиновников. Но трудности никогда не останавливали режиссера. Весь его жизненный путь, от первого дня до последнего был преодоление. Жизнь его учила, что надо идти к своей цели. Нельзя сдаваться и отступать. Не поддаваться обстоятельствам, а изменять их в соответствии со своими задачами. С самого рождения у него не было другого выбора.


Родился Владимир Яковлевич Мотыль 26 июня 1927 года в Белорусском городке Лепень в семье, приехавшего из Польши революционера. Рабочего, которого через три года после рождения сына, арестовывают как шпиона и ссылают на Соловки. Мать Владимира, выпускница Петроградского педагогического института последовала с ребенком за мужем, чтобы проститься. Она чувствовала, что больше его никогда не увидит. Спустя годы, Мотыль так вспоминал об отце: «Запомнил начищенные сапоги, галифе, пояс. То есть уровень взгляда трехлетнего ребенка. А еще на пересыльном пункте Медвежьегорск, это северный город на пути на Соловецкие острова, мать допустили до свидания. И от этого времени я запомнил такую холодно-голубую, даже синюю воду и мозолистые руки, которые меня передавали. Как мама потом рассказывала, меня передавали с рук на руки, потому что эти заключенные, политические заключенные, они тосковали по своему дому, и для них это было очень, понимаете, очень… их притягивал ребенок трехлетний, и они передавали с рук на руки».

Деда мотыля, отказавшегося вступать в колхоз, раскулачили, выселили на Крайний Север. Матери повезло, она в это время работала на Украине в лагере знаменитого воспитателя Макаренко. Она умела держаться в седле, и именно такие уроки преподавала воспитанникам Макаренко. Но и это ее не спасло, от ссылки за Урал. Так маленький Вова оказался в захолустном городке Оса Пермской области. Мать, чтобы прокормить себя и сына, сутками работала. Она стала воспитательницей в детском доме для детей, репрессированных родителей. В этом городишке и зародилась мечта Мотыля снимать кино. В городе не было ни театров, ни музеев, ни кино, только время от времени приезжала кинопередвижка. И когда она приезжала, Володю не возможно было из неё вытянуть. Уже в школе Владимир Мотыль пробует свои силы как режиссер. Ставит с товарищами одноактные пьесы, сам играет, сам делает декорации. Мать на последние деньги не только выписывает ему журнал «Советский экран», но и когда надо помогает покупать материал для костюмов, декораций.


В 17 лет он берет чемодан, садится в поезд и отправляется в Москву поступать во ВГИК. Но в тот раз Москва его не приняла, и он уехал в Свердловск, где стал студентом местного театрального института. А спустя некоторое время историко-филологического факультета Свердловского университета. Он жениться, работает в театрах Урала и Сибири. Ставит более 30 спектаклей и в 27 лет становится главным режиссером Свердловского ТЮЗа. Но страсть делать кино его не отпускала. Он опять берет чемодан и едет в Москву. Вот так рассказывал об этом приезде сам Мотыль: «В Москве я позвонил Рому и рассказал о своих планах. И он сказал: «А приезжайте-ка ко мне домой прямо сейчас». Я просто не поверил своим ушам, к великому режиссеру – и так просто… Он был очень демократичен. И я приезжаю к нему, и он дает мне путевку в жизнь, он говорит: «Вы сами за автора сделаете все, что вам хочется, беритесь же за первую возможность». Этот совет оказался для меня судьбоносным». Он бросает высокую должность в театре и уходит на Свердловскую киностудию, где начинает работать сначала ассистентом, а уже потом и режиссером.

Первая возможность проявить себя как режиссер у него появилась в 1962 г. В Таджикистане для фильма по мотивам поэмы «Ленин в Памире» искали постановщика. Когда Мотыль прочел поэму, он был в ужасе. Он думал: «Что я могу тут сделать?» Эта была история классового столкновения детей. Все режиссеры отказались, но Мотыль не забывал совет Рома, и как в омут головой, дал согласие». После выхода фильма, его единодушно признали как знаменитые кинорежиссеры, так и кинокритики. Так об этой картине сказал Алов: «Я впервые встречаю дебютанта с театральным образованием, который дает урок кинематографа кинематографистам». Все это было возможным только благодаря глубокому погружению в материал. Дневники, записи, которые остались после Владимира Яковлевича раскрывают его способ работы над картинами. Он жил тем фильмом, который делал. Вот еще одна запись из его дневника: «Между картинами, а такого состояния насчитывается прилично, теряю почву под ногами. Начинается кошмар опустошающий душу, вселяющий неуверенность, чувство вины не понятно перед кем и за что, угрызения совести начинается психический шахси-вакси».

Всего Владимир Мотыль снял 10 картин, каждая из которых достойна занять место в золотом фонде отечественного кино. На каждую снятую им картину, приходится 7, которые по тем или иным причинам ему не позволили снять. Последнюю свою работу он снимал 7 лет. «Багровый цвет снегопада». В этой картине переплелась трагическая история его родни, его страны, революции и послереволюционного времени. Картина, в которой он показал, как на смене эпох перемалывает судьбы людей, как революционное время перемешивает и подчиняет себе жизнь человека. Он закончил это кино в 83 года. Он не дожил до премьеры всего один месяц. Он умер в больнице 21 февраля 2010 года, не приходя в сознание. Он был дома один. Почувствовал себя плохо, но нашел силы вызвать скорую помощь, но уже не нашел, чтобы открыть ей дверь.


Романс из кинофильма "ЗВЕЗДА ПЛЕНИТЕЛЬНОГО СЧАСТЬЯ"


Просмотров: 0

© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now