• Калинчев

Борис Хмельницкий. «Я ни разу не засветился в плохом кино»

Лучший Робин Гуд нашей страны. Да и уверен – всего мира. Его борода, которую он отпустил, снимаясь в фильме-опере «Князь Игорь» стала его визитной карточкой. Роковой мужчина, брутально покорявший всех зрителей, а особенно зрительниц. Любимов, главный режиссер его театра, театра на Таганке, когда увидел его с бородой, сказал: «Значит, так, классная борода. Сбреешь – уволю из театра!». Первой реакцией Хмельницкого было – шутка, ведь Любимов не любил грим, да и вообще когда, что-то закрывало лицо, но режиссер тут же добавил: «Я знаю, что актер в идеале должен быть лысым. Но Чарли Чаплин-то с усиками! А как играл! Так и ты играй, чтоб не думали, с бородой ты или нет! Ты сумей суть характера передать!». Так с тридцати лет он и не снимал больше бороды до самой смерти.


Борис Хмельницкий родился в семье офицера в 1940 г., за код до начала страшной Великой Отечественной войны. Городок в котором он родился в то время назывался Ворошилов. Это один из крупнейших городов Приморского края. Сейчас он называется Уссурийском и лежит в таких же красивых поломанных руслами рек равнинах, как и тогда. Когда же началась Отечественная война, маленького Борю с сестрой отправили к деду, который жил в глухой тайге. Там в таежных лесах он впитал в себя любовь к природе, к жизни, к красоте жизни о которой он так говорил в последствии: « Я не хочу обижать жителей столичных городов, но, на мой взгляд, дальневосточники, сибиряки, более цельные натуры с сильнейшей природной закалкой. В городах люди мельчают, цивилизация откладывает отпечаток. С дедом мы ходили и на медведя, и на кабана, и ловили рыбу руками. Красную икру солили бочками. До сих пор дух захватывает от огромных кедров, таежных птиц и зверей, от мощи Тихого океана. Стоит только выйти на берег – забываешь все! Эта необъятная махина будоражит в тебе фантастические ощущения».

Именно там, в тайге, в охотничьем домике деда с ним случилась неприятность, которая повлияла на всю его жизнь. Как-то, зимой, когда на морозе колели собаки, дед в дом взял дворовую живность. Петухов, кур, и прочее ведь в сарае не было печки. Там все превращалось в лед. И вот как-то ночью, на спящего маленького Бориса прыгнул петух, кукарекая и хлопая крыльями. Это так напугало ребенка, что он стал ужасно заикаться. Это стало его бичом на всю жизнь, с которым он боролся, и как мы видим, побеждал. Закончилась война. Дети вернулись к родителям и стали мотатся по военным округам, в которых их отец возглавлял офицерские дома культуры.


В то время Дома Офицеров были как мини культурные центры. В них были и драмкружки, ансамбли песен и плясок, кинотеатры, лектории, да и все, все, что может быть интересно человеку. Маленький Хмельницкий жил в этих очагах культуры, проводил время после школы, в каникулы. Все время присутствовал на репетициях, а иногда и участвовал в разных постановках. Именно в этих клубах Борис проникся любовью к искусству, к артистизму и решил стать артистом. Родители видели его тягу к прекрасному. Но страшное заикание не оставляло надежд. Школу Борис заканчивал во Львове. И сестра, и отец с матерью хотели, чтобы он смог пойти по намеченному пути. Родители отправили его в Киев, к логопеду, который смог помочь, но все равно при волнении Борис не мог говорить складно. Он поступил в музыкальное училище по классу баяна, а сестра училась в нем по классу фортепьяно. После окончания училища, Борис Хмельницкий с профессией дирижера отправился в Москву, пытаясь поступить во ВГИК, но провалился на первом же туре. Оставлся только один вариант. Мессинг.

Они приехали в Москву вместе. Брат и сестра. Борис и Луиза. Они вместе пошли к Вольфу Мессингу. Они были не просто дети. Они были ее дети. Ее, той женщины, в которую Мессинг был влюблен и которую любил всю жизнь. Как то Луиза спросила отца: «Как ты мог это терпеть? Он приходил в твой дом, смотрел обожающими глазами на твою жену, а ты этого словно не замечал». Отец ответил просто: «Ну, как я мог к этому относится….Это же Мессинг». Не понятно, что было больше в его интонации гордости или благоговения, что именно эту женщину безответно любил сам Мессинг. И так, Луиза с Бобиком (так звали Бориса Хмельницкого в домашнем кругу) пришли к Мессингу и рассказали, что Борис хочет стать актером, но очень волнуется на экзаменах и не может говорить. Мессинг ответил просто: «Хорошо, подавай документы в Щукинкое театральное училище, а когда пойдешь на экзамен перед эти мне позвони». Борис так волновался, так все пролетало быстро, что он не успел позвонить, прежде чем его вызвала комиссия. Но только он вышел из аудитории, сразу побежал к ближайшему телефонному аппарату. Набрал Вольфа Григорьевича и начал объяснять, но тот его перебил: «Борис, я все знаю. Не волнуйся, все получится».


И действительно Борис Хмельницкий стал студентом театрального института. На первом курсе, сдавая какой-то экзамен, он, прежде чем выйти на сцену стал заикаться. В комиссии помимо прочих был и Юрий Любимов, режиссер театра на Таганке. Он сказал, да и пусть заикается в жизни, а на сцене пусть работает. Борис сдал тот экзамен, а Любимов Бориса и еще одного студента пригласил к себе в театр написать музыкальные зарисовки к выпускаемому им тогда спектаклю по пьесе Брехта. Так Хмельницкий попал в театр на Таганке, которому отдал почти, что двадцать лет жизни.

Он стал одним из ведущих актеров этого театра. Единственное, что портило ему жизнь, это его мягкий, всепрощающий, открытый и вселюбивый характер. Он играл, Любимов, которого он считал свои учителем ставил его на главные интересные роли, но зачастую так же как ставил, так и снимал. Вот так он говорил о своем театре: «Театр на Таганке был единственным, в котором я работал. У меня были предложения от других режиссеров. В моей же профессиональной жизни были только Таганка, из которой я ушел и сейчас кино, концерты и общество «Знание». Меня на Таганке звали Бэмби – как персонажа нашего детского мультфильма. Добрый, открытый, ну что поделаешь, бывает и хуже. А сейчас Бэмби для меня стало чуть ли не философией жизни».

Хмельницкий много снимался. Играл в главных и эпизодических ролях. Но слава к нему пришла после фильма «Стрелы Робин Гуда (1975 г.). Так его и запомнили зрители. Добрый, сильный охотник леса, который объединяет и помогает всем нуждающимся. Таким он и был. Прекрасным другом, любящим отцом. Может зрителей и поклонников вводила в заблуждение его борода. Образ, сильного, брутального мужчины, живущего по законам природы, но не тех, кто был близко с ним знаком. Их это не обманывало. Он был человек, человек, в высшем своем проявлении любви и понимании к ближнему. Добрый, чуткий, ласковый. Так, не смотря, что во время службы в театре на Таганке у него с Владимиром Высоцким были профессиональные разногласия, он один единственный взвалил на себя ношу после смерти Высоцкого устраивать ежегодные концерты его памяти. Он сумел выбить из властей Москвы установку памятника поэту на Страстном бульваре. И до последнего отдавал долг этому знакомству. Так ни когда он публично и не назвал Высоцкого своим другом. Хотя мало друзей, которые сделали бы хоть в половину того.

Борис Хмельницкий умер 16 февраля 2008 года, в своей квартире. Рядом с ним была только его дочь. Еще с утра она поняла, что отец умирает. Она звонила всем его друзьям и знакомым, говоря: «Приходите надо простится». Актер похоронен на кунцевском кладбище рядом со своими родителями. Их фотографии всю жизнь стояли всегда у него возле кровати. Будучи женатом на дочери Вертинского, в которую он был влюблен со студенческих лет, он как-то после очередной ссоры, придя к сестре спросил: «Как наши родители смогли так долго прожить вместе?».


Песня из фильма «Стрелы Робин Гуда», поет В.Высоцкий



Просмотров: 0

© 2018 Калинчев Сергей

  • Иконка facebook черного цвета
  • Vkontakte Social Иконка
  • Круглая иконка Twitter
  • Одноклассники Social Иконка
  • Круглая иконка Instagram черного цвета
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now